Короткие рассказы

Зверь

Редкие лучи солнца пробивались сквозь кроны сумрачного леса, ласково дотрагиваясь до сосредоточенного лица Ловца. Он шел по следу Зверя уже вторые сутки и чутье подсказывало ему, что встреча близится. Он всегда чувствовал ее приближение. Кожей, кончиками пальцев, затылком, каждым волоском своего тела. А самое главное - чем-то тем неуловимым и неназванным, чем всегда обладают великие Ловцы, и чего нет у обычных охотников. Каким-то внутренним хронографом, который незримо отсчитывал часы, минуты и секунды до того момента, когда в зарослях сверкнут два испуганных и отчаянных глаза его жертвы.

Так было и сегодня. Внутренние часы уже отмеряли последние секунды до встречи. Ловец остановился и, набрав полную грудь воздуха, медленно выдохнул. Со стороны могло показаться, что он устал и хочет отдохнуть, но его глаза не знали покоя. Они расчетливо, метр за метром, ощупывали заросли. Они знали - Зверь рядом. И Зверь слышит, чувствует сердцем тиканье этих страшных часов, отсчитывающих заключительные мгновения его жизни...

Случай на кладбище

У каждого из нас есть свои способы и методы борьбы с плохим настроением, депрессией и тоской. Одни идут в кино, другие - в магазин, третьи же, наоборот, запираются в своей квартире на все замки и, укутавшись в одеяло, пьют чай и читают книги. Геннадий Павлович в минуты грусти и печали любил прогуливаться по городскому кладбищу. Гнетущая тишина и безлюдность оказывали на него самое благоприятное воздействие. Заложив руки за спину и сцепив кисти рук в замок, он неспешно выхаживал по мрачным аллеям, разглядывая памятники и думая о чем-то своем. Странный способ развлечься, но эти прогулки успокаивали его и придавали сил, а значит, полностью себя оправдывали.

История одной любви

Женщина медленно поднялась по ступеням и уже собралась постучать в дверь, но так и замерла с протянутой рукой. Пальцы медленно сжались в кулак, а рука безвольно опустилась вниз. Оглянувшись по сторонам, женщина спустилась с крыльца и подошла к окну. Убедившись, что ее никто не видит, она внимательно осмотрела свое отражение в стекле и, поправив брошь на груди, снова зашагала к двери. Резко выдохнув, она протянула руку и... снова ее опустила.

Патриот

- Когда-нибудь я возьму свой дробовик и поперестреляю этих деятелей из правительства!
Джон яростно отшвырнул газету в сторону и она, разлетевшись на несколько отдельных листов, ровным слоем покрыла собой несколько квадратов кухонного кафеля. Жена Джона, Марта, сорокасемилетняя домохозяйка с усталым лицом и добрыми глазами, отошла от плиты и принялась подбирать с пола газетные страницы.
- Ты снова нервничаешь из-за этих пустяков? Джон, врачи сказали, что ты должен поберечь свои нервы, - попыталась она успокоить супруга, но не тут-то было. Вскочив из-за стола, он подбежал к Марте и вырвал из ее рук страницы, которые она уже успела подобрать.
- Где? Покажи мне, где здесь моя любимая колонка о политике? Найди мне ее!
- Джон, ты же прекрасно знаешь, что...

Инцидент в баре "У Злодобревича"

В баре "У Злодобревича" по выходным обычно было шумновато. Все боги Млечного Пути собирались там, чтобы отдохнуть от насущных дел и за неспешным разговором пропустить пару-тройку бокалов звездной пыли. А так как у богов рабочий день ненормированный и выходные случаются довольно редко (по данным БогСтатМина, примерно раз в шесть тысяч лет, если перевести на земные), то мало кто упускал возможность посетить это чудное заведение. 

Как Богатырь правду искал

Богатырь проснулся ровно за десять минут до восхода солнца. Таков распорядок дня у всех великих Воинов. А как иначе? Поспишь лишнюю пару часов и всё - всех Злодеев уже победили другие. Он не мог себе такого позволить.

Поднявшись с деревянной лавки, Богатырь зашагал к выходу. Нужно было умыться росой и немного побегать по полю в одних штанах перед тем, как сесть в траву и насладиться рассветом. Все свои вещи, которые он разложил вчера на полу перед сном, лежали на тех же местах. Меч, доспехи, шлем, оберег от проклятья, сапоги, болотное чудовище, перочинный нож, щит...

Письмо тебе

Здравствуй!
Я долго решалась написать тебе это письмо, начинала, а затем откладывала его на потом. Не знаю - поймешь ты меня или нет, но все же я решила, что должна рассказать тебе о том, что меня тревожит. Прочитай, а если посчитаешь все это моими выдумками, то я не обижусь. Просто мне нужно выговориться и кое-что тебе рассказать. Возможно, что это покажется тебе интересным.

Выселение

Молодой человек остановился у массивной деревянной двери и, решительно выдохнув, постучал. Спустя некоторое время, изнутри послышались шаркающие шаги. Судя по звуку, хозяин дома неторопливо приближался к порогу. Наконец шаги затихли и из-за двери послышался строгий хрипловатый голос.
- Кто?
Молодой человек замялся. Ему конечно рассказывали, что этот момент не из приятных, но деваться уже было некуда. Откашлявшись, он набрал в легкие побольше воздуха и, стараясь придать своему голосу как можно больше мужественности, громко произнес пароль:
- Ваше время истекло. 
За дверью на некоторое время воцарилась тишина. Молодой человек уже хотел повторить пароль, но вдруг в замке заскрежетал ключ и дверь, тихонько скрипнув, отворилась. На пороге стоял высокий старик. Седые волосы и морщинистое лицо резко контрастировали с проницательным взглядом мудрых и живых глаз.
- Документы, - осмотрев незванного гостя с головы до ног, неприветливо произнес старик.
- Да, конечно, - засуетился парень, хлопая себя по карманам, - вот, пожалуйста.
С этими словами он протянул старику новенький отрывной календарь.

Слепые

В центре города было многолюдно. Народ уже во всю готовился к встрече Нового года, хоть до него и оставалось еще несколько дней. Люди прогуливались по площади, любовались украшенной красавицей-елкой и пили горячий чай в маленьких кафешках, которые в изобилии были рассыпаны рядом с местами народных гуляний. 

Георгий протискивался сквозь толпу, активно работая локтями. Иногда даже гораздо активнее, чем это требовалось. Он хотел как можно быстрее добраться до дома, зашторить окна, выключить свет и забыться в глубоком сне. Вся эта предновогодняя кутерьма, из-за которой дорога из офиса до дома удлинялась как минимум минут на десять, очень раздражала Георгия.
- Идиоты, - то и дело бурчал он себе под нос, расталкивая отдыхающих, - что ты встал?! Не видишь, я иду? Толстяк... А ты чего рот раззявил? Тормоз. Давай проходи уже, шпaла!
Люди, в сторону которых он посылал свои, как ему казалось, меткие определения, находились в слишком хорошем настроении, чтобы обращать на них внимание. Провожая его недоуменным взглядом, они тут же о нем забывали.

Ссора

- Кот, давай в города?
Рыжий перевернулся во сне на другой бок и и что-то промурчал себе под нос.
- Чего? - поморщился Домовой.
- Я говорю - Котейск.
- Нет такого города. Есть Копейск только.
- Тогда это какая-то несправедливая игра, раз нет в ней Котейска. Сам в нее и играй. Небось какой-нибудь Домовойск есть, а Котейска нет, - не открывая глаз, буркнул Кот.
Домовой свесил ноги с подоконника и широко зевнул.
- Ну давай тогда в шашки.
- Шашки? - Кот задумчиво почесал лапой за ухом, - шашки, шашки... это мне на "И" получается?
- Ясно. Может в городки? Скучно же.
- В городки можно, - кивнул Кот, - Котейсчик. Тебе на "К".