Неудавшийся праздник

Вурдалак Елисей жутко не любил свой день смерти. А в этом году ему как раз исполнялось ровно сорок лет. Ах, да... Я забыл сказать, что у нежити не принято отмечать дни рождения по вполне понятной причине - потому что там никто не рождается. Поэтому день смерти у них является подобием нашего дня рождения и отмечается примерно также. Виновник торжества накрывает полянку в непроходимой чащобе своего леса и приглашает гостей, те дарят ему подарки и желают еще долго не гнить и не разваливаться. Затем, после нескольких опустошенных бутылок с забродившей кровью, гости делятся на маленькие компании и начинают жаловаться друг другу на то, что раньше было лучше. Как видите, особой разницы с нашими праздниками нет. Только название другое.Елисей с ужасом ждал свой день смерти. Дело в том, что он не очень любил оказываться в центре внимания. К тому же, его запасов не хватило бы даже на то, чтобы накрыть даже самую маленькую и скромную полянку.

***
- Елисей! Вот ты где! С днем смерти тебя! - молодой оборотень остановился у неприметного холмика, почти полностью занесенного сухими листьями.
- Это не я, - раздался глухой голос из-под земли.
- Да ладно тебе. Давай вылезай уже. У меня для тебя подарок.
Несколько секунд прошли в тишине.
- Я говорю - вылезай! - нетерпеливо повторил оборотень, - а то сейчас осиновым колом тебя выгонять буду.
Из-под земли послышалось недовольное бормотание, но через мгновение на поверхности показалась заспанное лицо вурдалака.
- С днем смерти, друг! - белозубо оскалился оборотень и принял торжественную позу, - сорок лет назад в этот замечательный день ты умер. Прими мои поздравления и вот этот скромный подарок.
Он протянул Елисею грязный и почерневший от сырости листок бумаги.
- Спасибо, - хмуро кивнул вурдалак, - а что это?
- Карта грибных мест нашего леса. Я хотел тебе сам грибника притащить - присмотрел одного, но подумал, что он тебе может не понравиться - толстоват сильно. Ты же не любишь жирное мясо?

Здесь нужно снова отвлечься и объяснить, что карты грибных мест для навьих - это как сертификат в парфюмерный магазин для нас. Когда лень выбирать подарок, можно подарить его, а именинник уже сам сходит и выберет то, что ему нравится. 

- Да, я на диете сейчас, - вздохнул Елисей, - желудок уже совсем дырявый.
- И поэтому мой подарок придется очень кстати! - послышалось откуда-то из чащи.
Вурдалак и оборотень обернулись на голос и увидели, как из-за деревьев, хромая на короткую лапу, выходит болотная тварь Авдотья. С ней Елисей был знаком уже лет десять. Авдотья была веселой и отзывчивой тварью. В тяжелые времена, когда вурдалак еще не научился охотиться на людей, она всегда делилась с ним своей добычей и всячески поддерживала морально.
- С днем смерти, мой друг! - болотница обняла вурдалака, уже полностью выбравшегося на поверхность, оставив на нем куски зеленоватой слизи, - я долго думала, что тебе подарить, а потом вспомнила про твой больной желудок. Поэтому вот мой подарок. Держи! Зашьешь дырку и будешь снова как новенький.
С этими словами она протянула Елисею ржавую иглу с продетой в нее грязной ниткой.
- Ого! - округлил глаза вурдалак, - такой дорогой подарок... Авдотья, может ты его себе оставишь? У тебя у самой ухо на честном слове висит. 
- Для друга ничего не жалко, - расплылась в беззубой улыбке болотница, - а ухо пока еще держится. 

Дело в том, что в силу физиологических причин, навьи со временем начинают подгнивать и разваливаться. Поэтому иглы и нитки являются у них очень ценными и, что главное, дефицитными предметами, так как мало кто из людей когда идет в лес, берет с собой набор для шитья.

- Ну, спасибо тебе! - Елисей аккуратно воткнул иглу себе в плечо, чтобы не потерять ее и виновато посмотрел на своих друзей.
- Ребят, если честно, я не хотел отмечать день смерти и совсем не подготовился...
- Зато мы подготовились! - два злыдня возникли как будто из воздуха прямо перед ним. Это были два брата близнеца - Степан и Федор. С ними Елисей познакомился не так давно, но уже успел подружиться, - мы договорились с Лешим. Через час он ждет нас на Кривой Поляне. 
- Но сегодня же полнолуние! - удивился Елисей, - в полнолуние на Кривую Поляну пускают только по знакомству, потому что там самый лучший вид на Проклятое Кладбище!
- Друг, у тебя сегодня день смерти, - в один голос заговорили братья. Тебе не нужно ни о чем думать. Вся Кривая Поляна сегодня наша. Там не будет никого лишнего. А вот и наш подарок - целый литр крови. Еще тепленькая!
- Ребята... - растроганный вурдалак переводил взгляд с одного на другого, не в силах подобрать слова, - ребят... 
- Ни слова больше! - хлопнул в ладоши оборотень и, схватив Елисея за плечи, поставил на ноги, - идем. Сегодня будет веселая ночь!

***
Друзья веселились до самого утра. Леший не обманул - в честь дня смерти Елисея вся Кривая Поляна принадлежала только им пятерым. Ни одно живое и неживое существо не нарушило их скромное застолье. Уже под утро, когда глаза нежити стали слипаться, а небо на востоке светлеть, друзья разлеглись на траве и принялись смотреть на полную луну, негромко переговариваясь.
- Уже сорок лет мне сегодня, - грустно вздохнул Елисей.
- Да это разве возраст? - хохотнула Авдотья и игриво бросила в вурдалака еще один кусочек слизи, - помнишь водяного Илью Никифоровича? Так он сколько лет просмертил?
- Восемьдесят шесть лет, - приподнялся на локте оборотень, - так еще смертил бы и смертил если бы озеро не высохло.
- Ну... То водяной, - снова вздохнул вурдалак, - а у меня уже здоровье не то. Чувствую, жизнь уже не за горами.
- Да сплюнь, - в один голос заверещали злыдни, - сто лет еще просмертишь. А о жизни не нужно лишний раз вспоминать. Тем более, на день глядя. 
- Все мы когда-нибудь заживем, - пожал Елисей плечами, - чего ее боятся-то? Интересно просто - а что потом? Что будет, когда жизнь за нами придет? 

Над поляной на несколько секунд повисла гнетущая тишина. Улыбки сползли с лиц, каждый задумался о чем-то своем.
- А я вот верю в смерть после жизни, - взмахнула болотница руками, - не может такого быть, чтобы мы сгнили и всё... и ничего от нас не осталось. 
- Ну, от тебя-то точно что-нибудь останется, - вытирая очередную порцию слизи со своей лапы, пробурчал оборотень.
- Вот вы будете смеяться, но я вам все равно расскажу, - неожиданно посерьезнел вурдалак. Он сел на землю и повернулся к своим друзьям.
- Мне иногда кажется, что в прошлой смерти я был... Человеком.
- Чего?
- Человеком. Серьезно! Мне иногда сны даже снятся такие - как будто у меня есть дом. Не могила, а настоящий дом человеческий. И что в нем тепло, уютно. Еще люди маленькие бегают. Эти... Как они их называют-то?
- Дети, - подсказал злыдень.
- Вот, точно - дети. И еще снится, как будто есть у меня кот и он на меня не фырчит и не гонит прочь, как обычно они делают. А наоборот - на руки ко мне просится, а я его глажу. И вот живу я в этом доме, а ко мне другие люди приходят в гости. Мы с ними разговариваем обо всем, смеемся... И знаете что? Не знаю, как там на самом деле, а у меня во сне они совсем даже неплохие ребята. Такие же, как и мы с вами. Только знаете в чем разница? Они не смертят, а... живут.

- То есть, ты хочешь сказать, что после того, как за нами придет жизнь мы превратимся в людей? - недоверчиво покосился на него оборотень. 
- Не знаю, - пожал вурдалак плечами, - а вдруг? Не зря же сны эти снятся.
- Ладно, - выдохнула болотница, - раз уж на то пошло, то и я тоже такие сны вижу. Вроде как есть у меня нора, но не в земле, а в высоком таком каменном дереве. И рядом со мной тоже норы, в которых люди. Но мне во сне не страшно от этого, а наоборот - спокойно как-то, беззаботно...
- И нам, и нам тоже они снятся, - одновременно закивали головами злыдни и уставились на оборотня.
Тот немного помолчал, но потом махнул лапой.
- Что ж скрывать, - вздохнул он, - мне тоже иногда такое видится.

- Вот оно, значит, как, - обвел взглядом своих друзей Елисей, - так может тогда это все правда? Может мы действительно все когда-то людьми были? А как жизнь за нами придет, так мы снова ими станем?
- А мы их едим, - разочарованно вздохнула Авдотья.
Над поляной снова повисла тишина.

- Нет, ребят. Вы как хотите, а я не хочу так больше. Спасибо тебе, друг, но карта пусть у тебя останется, - с этими словами он протянул оборотню листок, - игла мне тоже не нужна - лучше ухо себе пришей, а желудок мой еще потерпит. И бутылку с кровью тоже заберите. Не хочу я ее больше пить. 
- Да чего ты так взъерепенился? - удивился оборотень, - хорошо же сидели...
- Просто не хочу, чтобы когда я стану человеком, меня сожрал кто-нибудь вроде тебя. Что ж в этом хорошего? - поднялся на ноги Елисей, - а что нам потом сниться будет, когда мы людьми станем? Кошмары всякие, как мы по темным лесам бегаем, как по кладбищам бродим, да кровью умываемся? А вдруг мы помнить всё будем? Каково нам тогда в глаза другим людям смотреть будет, а? Ладно, ребят, спасибо, что поздравили, но я пойду уже.

С этими словами он развернулся и поковылял в лес. Уже через минуту его силуэт растворился в тени деревьев.

***
Давно это было, но с тех пор в этом лесу не пропало ни одного грибника. Говорят, что Елисей после своего неудавшегося дня смерти подался в проповедники. Ходил по другим лесам, да рассказывал нежити, что нельзя пугать и есть людей. Кто-то смеялся над ним, кто-то верил и сам принимался проповедовать новое учение. Вскоре и в других лесах количество исчезновений людей резко сократилось. Ну, а что? Смерть ведь не бесконечна, а жизнь... Жизнь совсем не за горами.

© Евгений ЧеширКо

Комментарии
Добавить комментарий
Валентина
Валентина
Прочла рассказ в одной из групп, автора не знала. Рассказ запомнился. Светлый. А за гранью смерти 100% есть другой мир. Я в этом уверена.
комментировать
Валерия
Валерия
Рассказ необычный, начинаешь думать - а вдруг и правда что-то есть за гранью жизни?
комментировать