История о живом человеке

Роман был... Сложно сказать, каким был Роман. Некоторые считали его подлым, мстительным и злобным, другие души в нем не чаяли и всегда искренне улыбались при встрече, третьи смотрели на него как на человека, который всегда твердо держит свое слово, четвертые не знали человека лживее него... Хуже всего, что Роман сам не знал - какой он на самом деле. Разнообразие людских взглядов внушало в него неуверенность и абсолютное непонимание себя. А это ничуть не привносило радости в его жизнь. Склонный к самоанализу и самоедству, он каждый раз жутко нервничал, пытаясь разобраться в себе и понять наконец-то свою сущность. Но каждый раз это заканчивалось приступом жуткой депрессии, так как придти к единому мнению при таком их многообразии казалось невыполнимой задачей. Естественно, с таким отношением к самому себе, личную жизнь Романа можно было назвать личной смертью.
С некоторых пор, единственное, что радовало Романа - это прогулки по лесу. Как правило, он ходил туда один. Закинув руки за спину, разглядывая окружавший его зеленый мир, он снова и снова возвращался к самому главному вопросу своей жизни, но каждый раз безрезультатно. Лес манил его своей простотой и пониманием. Вот растет дуб. И наверняка он понимает, что он дуб. Он знает, что он раскидистый и коренастый. А вот ясень. И с ним тоже все ясно. Примерно так же, как и вон с теми грабами и липами. Почему же так сложно с ним самим?.. На этот вопрос он не мог найти ответа.

В тот день Роман так глубоко погрузился в свои мысли, гуляя по лесу, что не заметил, как вокруг стемнело. Оглянувшись по сторонам и примерно наметив направление, он двинулся по прямой в сторону предполагаемого выхода из леса. Наощупь продираясь сквозь кустарники и царапая руки о низкие ветви деревьев, Роман уже почти запаниковал, но вдруг отчетливо увидел впереди огонек костра. Остановившись и прислушавшись, он понял, что совсем не слышит голосов. Вероятно, те, кто развел огонь, уже ушли, просто забыв погасить костер. Тем не менее, Роман направился на свет. Когда до костра осталось всего пара десятков шагов, он все-таки понял, что ошибся.

Вокруг костра, кружком, прямо на земле сидели люди. Каждый из них был одет в какой-то темный мешковатый балахон, а на головы были накинуты такие же темные капюшоны. Именно поэтому он и заметил их уже тогда, когда вплотную приблизился к поляне. Сложно было сходу определить их количество, так как их одеяния сливались в одно единое темное пятно. Роман тут же остановился и, кажется, даже перестал дышать. Нарваться в ночном лесу на сходку каких-то сектантов - это был самый последний пункт в списке его планов на ближайшую жизнь. 

Люди не шевелились. Немного придя в себя, Роман максимально медленно и осторожно сделал шаг назад. Кажется, они его не видят. Еще один маленький шажок. Не двигаются. Он повернул голову. До ближайшего дерева, за которое он мог бы спрятаться, оставалось всего три шага. Еще один шаг. Все тихо. Осталось два. Не сводя глаз с сектантов, он аккуратно поставил ступню на землю позади себя, перенес на нее вес тела и уже собрался было завершить свой "молниеносный" побег, как ветка под ногой предательски хрустнула.

Сектанты повернули головы в его сторону настолько синхронно, что Роман невольно вспомнил кадр из какого-то фильма ужасов, название которого совершенно вылетело из его головы. Впрочем, такой кадр есть в каждом втором фильме такого жанра.

- Ромка пришел! - один из сектантов вскочил с места и, молниеносно преодолев разделяющее их расстояние, схватил Романа за руку, - Ромка! А ты чего такой бледный? Замерз? Проходи к огню, погрейся.
С этими словами, он, приобняв Романа за плечи, подтолкнул его к костру. 

- Мы знакомы, да? - перебирая вмиг одеревеневшими ногами, с надеждой в голосе произнес Роман.
- В какой-то степени, - кивнул самый разговорчивый сектант и указал ему на свободное место, - садись, не стесняйся. Здесь все свои.
- А, ну раз свои... - Роман хотел сказать что-нибудь шутливое, немного разбавив атмосферу, но так ничего и не придумал.
- Не узнаешь нас? - хохотнул гостеприимный, - нет? Ну, тогда будем знакомиться. Ребята, это Роман. Вы все его прекрасно знаете. Рома, знакомься, это Унылый.
Он махнул рукой в сторону одного из них, чья голова была опущена ниже всех. Тот тяжело вздохнул и покачал понурой головой из стороны в сторону.
- Очень приятно, - произнес Роман.
- Кому как... - буркнул Унылый.
- А вот это Жизнерадостный.
- Здоров, Ромыч! Как жизнь молодая? - бодро поприветствовал гостя сидящий рядом с ним человек.
- Да п-пойдет, спасибо, - кое-как выговорил Роман.

- А вон тот - Злой, - кивнул сектант в сторону человека, сидящего в некотором отдалении ото всех, - ты его лучше не беси, он вообще дурак.
Роман боязливо поежился.
- А это Добрый, знакомься.
- Привет, дружище! Ты к огню поближе подвигайся, не стесняйся. Тебя здесь никто не обидит.
Роман улыбнулся настолько приветливо, насколько позволило его, вмиг застывшее от страха и непонимания, лицо.

- А этот опять спит что ли? - сектант поднялся на ноги, подобрал с земли ветку и бросил ее в сторону человека, облокотившегося спиной о дерево и мирно похрапывающего, - эй! У нас гости вообще-то!
- Отвалите, - мотнул тот головой и снова захрапел.
- Это Ленивый. Тот еще жук. А этого узнаешь?
Он кивнул в сторону еще одного присутствующего, который подошел к костру с целой охапкой хвороста. Бросив ее на землю, он развернулся и снова направился в лес за следующей партией.
- Ну, по вашей логике... - Роман почесал затылок, - Трудолюбивый, наверное?
- Правильно! - радостно хлопнул в ладоши сектант, - видишь, всех ты знаешь, а прикидываешься, что первый раз нас видишь.

- Дело в том, что я просто предположил... - немного осмелел Роман, - на самом деле мне было бы гораздо комфортнее, если бы я видел ваши лица. А то я уже забыл, где Злой, а где...
- Еще одно слово и я тебе лицо разобью, - наконец-то подал голос Злой.
- Тише, тише, успокойся! - осадил его Добрый, - что он тебе плохого сделал?
- Вы можете там заткнуться? Дайте поспать! - возмутился Ленивый из-под дерева.
- Опять начинается... - вздохнул Унылый и снова тяжко вздохнул.
- Так! А ну-ка хватит! - вскочил на ноги Жизнерадостный, - сидим же нормально, чего вы раскудахтались? Давайте не будем портить прекрасный вечер.
- Спасибо, - кивнул сектант и повернулся к Роману, - ну что, понял, кто мы такие?
- Честно говоря, не очень.
- Ну, что ж... Ребят, покажем лица, а? А то наш гость чувствует себя неуютно.

Все присутствующие подняли руки и одни резким и синхронным движением скинули со своих голов капюшоны. И в этот же момент Роману показалось, что он сошел с ума. Волосы на голове зашевелились, а спина моментально стала мокрой. Со всех сторон на него смотрели... его глаза. Каждый из этих людей был его точной копией. От цвета волос, до родинки на подбородке. Десяток Романов уставились на него серыми глазами.

- Страшно? - усмехнулся один из них, - да ты не бойся. Все мы - это всего лишь ты сам. Разница лишь в том, что мы - это те, кем ты не стал. Всё просто.
- Что значит... Что значит - кем я не стал? - заикаясь, произнес Роман, переводя взгляд с одного на другого.
- То и значит. 
Тишина повисла над поляной. Копии тактично замолчали, дав возможность Роману немного придти в себя. Наконец ему это, хоть и с трудом, но все же удалось.
- Это что получается, что я не добрый? 
- Ты в этом сомневаешься? - улыбнулся Добрый, - хочешь я напомню тебе, как ты избил человека, который, как тебе показалось, не так посмотрел на твою девушку? Или, например, как кинул на деньги своего партнера по бизнесу только из-за того, что тот не пригласил тебя на день рождения своего сына? Или...
- Ладно, ладно, - перебил его Роман, - согласен. Но вот, к примеру, жизнерадостный. Разве я не такой?
- Нет, - покачал тот головой, - расскажи, что ты думаешь о своем будущем? Как ты представляешь свою старость? Разве ты уверен, что вообще доживешь до нее?
- Не уверен, но...
- Разве ты умеешь наслаждаться маленькими радостями жизни или...
- Подождите, подождите! - Роман вытянул перед собой руки, - но если я не добрый, то это значит, что я злой? Почему тогда он тоже здесь?

Злой недобро ухмыльнулся и пристально посмотрел на Романа.
- Потому что ты не злой. Помнишь, как ты вытащил собаку из канализационного колодца, в который она провалилась? Или как купил продуктов какой-то старушке, которая просила милостыню у супермаркета? Нет, ты не злой.
- А какой же я тогда? - выкрикнул Роман, вскочив на ноги, - Вон Ленивый храпит, а Работящий дрова носит. Этот говорит одно, а тот другое. Вы же противоречите друг другу!

- В том то и дело, Ромка. Ты не злой и не добрый, не ленивый и не трудолюбивый. Ни рыба, ни мясо. Ты никакой. Никакущий. Оболочка без внутренностей. Одни люди говорят про тебя одно, другие - другое. А ты и сам не знаешь - кто ты есть на самом деле, - Унылый поднялся на ноги и медленно подошел к Роману, - но ты не переживай, сейчас многие так живут. Свыкнись с тем, что ты никто и доживай себе свою жизнь на здоровье. Пройдет много, а может и не много лет и ты умрешь. Тебя похоронят, поплачут для приличия и забудут, потому что ты был Никакущим Никем. Возможно, что именно так и напишут на твоем памятнике. Если он у тебя вообще будет.
- А вы? - Роман растерянно осмотрелся по сторонам, - а вы куда денетесь? Вы же... Вы же и есть я!
- Нет, Ромка, - улыбнулся Добрый, - мы - это те, кем ты не стал. А значит, у нас свои судьбы и свои жизни. Мы связаны с тобой только лишь внешним сходством.
- Мы будем жить долго и счастливо, - расплылся в улыбке Жизнерадостный.
- Или сдохнем завтра, - вздохнул Унылый.
- А ты умрешь никем, - развел руками Злой.

На Романа было тяжело смотреть. Его взгляд уперся в землю, плечи опустились, а сам он сгорбился и стал как будто бы в два раза меньше. В его голове вдруг пронеслись самые яркие моменты его жизни вперемешку с совсем незначительными. Он как будто просматривал свою жизнь в ускоренной перемотке и, к своему ужасу, убеждался в том, что они правы. Он был то одним, то другим. То злым, как черт, то добрым, то романтичным, то прагматичным до невозможности... А в итоге...
- Стойте! 
Неожиданная мысль пришла ему в голову.
- А может вы мне врете?
Копии замерли и молча уставились на Романа. Тот же, расправив плечи, осмотрел каждого долгим и пронзительным взглядом.
- С чего это вы решили, что я - никто? А может быть все наоборот, а?
Роман подошел к Унылому и взглянул в его глаза. Тот лишь отвел взгляд.
- Может быть, это вы, каждый из вас - это тот, кто не стал мной? Я здесь главный, а вы - это всего лишь мои однобокие копии. Не может человек быть только злым и больше никаким. Так не бывает!
- Ну, это ты перегибаешь... - Злой поднялся на ноги и медленно направился к Роману, на ходу разминая кисти рук.
- Ой, кто это ко мне идет? - артистично раскинул руки Роман, - неужто Злой? Бить меня собрался? Ну давай, поганец, попробуй. Я тебе сейчас таких выпишу, что ты до конца своих дней будешь улыбаться, - голос Романа перешел в рев, - еще один шаг и я тебе лицо распишу до неузнаваемости! 
С этими словами он первым бросился в атаку, но не успел он сделать и пары шагов, как Злой как-то неестественно обмяк и, превратившись в небольшое бесформенное темное облачко, повис над землей. А через секунду, потянувшись темной дымной струйкой к Роману, как будто бы растворился в его теле. 
- А, так вот как это работает... - прошептал он.

- Ну зачем же ты так?
Роман обернулся. Прямо перед ним стоял Добрый, покачивая головой.
- Разве он тебе что-то сделал плохое? Взял и растворил нашего Злого...
- Друг мой, - Роман приобнял Доброго за плечи, - я его не растворил. Просто показал ему свое место, ничего более. И тебе сейчас покажу.
Голос Романа стал мягким и вкрадчивым.
- Дело в том, мой добрый друг, что тебе не стоило бы спорить со мной, потому что это не нужно ни мне, ни тебе. Я не хочу, чтобы с тобой случилось дурное. Давай ты сам вернешься туда, где твое место и мы не будем ссориться. Давай?
Роман тут же почувствовал, как тело Доброго становится рыхлым и каким-то пластилиновым.
- Давай, друг, возвращайся...
Через секунду еще одно облачко, оставшееся на месте Доброго, втянулось в тело Романа. Он кивнул сам себе и посмотрел по сторонам.
- Эй, Трудолюбивый, нужно принести еще больше веток. Бегом в лес!
- Ленивый, возьми мою куртку, подложи под голову, так тебе будет удобнее спать.
- Унылый, мы все умрем!
- Жизнерадостный, умрем, но не сегодня!
- Романтичный, посмотри на небо, как тебе этот миллиард космических светлячков? Круто, правда?
- Молчаливый, ничего не говори.
- Сентиментальный, возьми платок, твой уже весь мокрый...
- Хитрый, молодец, прячься за деревом!

Роман носился по поляне, оставляя за своей спиной темные облачка, в которые превращались его копии одна за одной, тут же втягиваясь в его тело. Он принимал их такими, какие они есть, не пытаясь переделать и изменить. Всю свою жизнь он пытался избавиться от одних и взрастить других, но только сейчас понял, что в погоне за идеальностью потерял всех и действительно стал никем. Ему всегда казалось, что в нем слишком много зла и слишком мало доброты, что в нем совсем нет упорства и очень много лени. Он сокрушался над отсутствием одного своего качества и переживал по поводу переизбытка другого. Он никогда не принимал себя таким, какой он есть на самом деле. Но сейчас он возвращал всё обратно. Сейчас он снова становился цельным, настоящим Человеком. Со всеми своими недостатками и изъянами, со всеми достоинствами и преимуществами... 

А из глубины леса за всей этой сценой наблюдало еще одно существо. Каждый раз, когда Роман растворял в себе очередную копию себя самого, оно одобрительно кивало и улыбалось. Когда на поляне не осталось никого, кроме запыхавшегося Романа, оно схватило себя за руку и обнаружило, что кисть стала гораздо мягче и податливей. 
- Это хорошо, Ромка, это хорошо, - прошептало оно, - первый шаг ты сделал - ты принял себя таким, какой ты есть. Добрый и злой, мрачный и веселый, унылый и жизнерадостный, хитрый и простодушный. Наконец-то ты понял, что идеальных не бывает и что ты - живой человек. Мы увидимся с тобой тогда, когда ты встретишь такую же, как и ты, и вы примете друг друга такими, какие вы есть на самом деле. Я верю, это случится.
Счастливый улыбнулся и, накинув на голову капюшон, неслышно побрел по ночному лесу.

© Евгений ЧеширКо

Нет комментариев
Добавить комментарий