Короткие рассказы

Когда не тает снег

Октябрь в этом году выдался мокрым. Чуть ли не каждый день, с неба срывался снежок и пытался застелить землю, как-будто стараясь скрыть от людских глаз грязь и мусор, валявшийся где попало. Земля сопротивлялась, мгновенно превращая снег в такие же грязные лужи, в которых отражалось низкое серое небо. Старик переступил через одну из них и, что-то пробурчав себе под нос, направился дальше, оглядываясь по сторонам, негромко вздыхая и покачивая головой. Вдруг, резко остановившись, он запрокинул голову, прислушиваясь. Немного помедлив, он прибавил ходу и направился к одной из воронок.

Штурм

Бетонная стена, к которой прижался Василий, выстрелила в его лицо очередью маленьких осколков.
— Ах ты ж, чтоб тебя! — ругнулся он, вытирая кровь со щеки, — ты смотри на них — стреляют, гады! Колька, а ну, шмальни-ка в их сторону.
Молодой красноармеец Николай Григорчук почти всю войну прожил под оккупацией. Когда фашисты захватили его родной Харьков, он ушел в партизаны, где и дождался солдат Красной Армии. Затем были проверки и допросы, но желание молодого человека отомстить за своих погибших друзей, пересилило все неурядицы и он был зачислен в ряды одного из соединений, продолжавших наступление. Он сразу сдружился с Василием. Точнее, Василий сам принял под свое крыло молодого паренька, чем-то неуловимо напоминавшего его сына, которого он не видел уже года три. Что с ним, где он — никакой информации не было с тех пор, как жена в одном из писем написала, что сын Сережка ушел добровольцем на фронт, несмотря на все наказы отца оставаться с матерью. Видимо он, как и многие его друзья, тоже накинули себе по паре лет, сказав военкому, что ему уже есть восемнадцать.

Суд

Прокурор закинул ногу на ногу и откинулся на спинку стула.
— То есть, уважаемый защитник, вы считаете, что обвиняемый ни в чем не виновен?
— Абсолютно ни в чем, я настаиваю на этом! На мой взгляд, пострадавшие самостоятельно причиняли себе травмы и увечья различной степени тяжести, — ответил адвокат и хлопнул ладонью по столу.
— Вы сами понимаете, что вы говорите? — рассмеялся обвинитель, — сами причиняли себе увечья?! Да вы, вообще, в курсе количества жертв? Вы ознакомились с материалами дела? Это просто смешно!

Риелтор

— Скажите, а вы сдачей в аренду не занимаетесь?
— Нет, к сожалению, только продажами.
Пожилой мужчина вздохнул и принялся дальше листать каталог.
— Дорого у вас, если честно. Я недавно сам просматривал варианты, там подешевле было.
— Нашли что-нибудь подходящее? — хитро ухмыльнулся молодой человек.
— Если бы нашел, к вам бы не обратился, — буркнул мужчина, — развелось вас тут… Все хорошие варианты позабирали и сидите, спекулируете.

Дипломатия

— Сашка, а твой папка сильный?
— Конечно, — гордо расправил плечи мальчуган, — он меня одной рукой может поднять. А маму даже одной левой поднимает. А у тебя?
— И у меня сильный, — ответила девочка, — я один раз видела, как он целую тонну поднял!
— Да не ври! Тонну никто не может поднять!

Почти жизненная история

— Добро пожаловать или посторонним вход воспрещен, — обладатель голоса замолчал и тяжело вздохнул, — меня зовут Андрей. А тебя Олег, да? Будем знакомы, — снова наступила тишина, потом послышался шорох переворачиваемого листа газеты, — тьфу ты! Газетенка то июльская! А нынче уже август вроде… Да просыпайся уже, хорош прикидываться!

Вторая Война

— Чего сидите, сынки? Кого ждете?
Старик в старом потертом ватнике подошел к отряду, расположившемуся на обочине у грунтовой дороги.
— Дед, тебе чего? — спросил один из них.
— Как это чего? Кто у вас старшой? Разговор есть.
— Ну я, — нехотя откликнулся высокий парень в камуфляже, — говори, что хотел?

Тяжёлая работа

— Чертова работа, чертовы люди, чертов мир! Сил уже нет! За что мне такое наказание? Как мне с этим всем справиться? — мужчина сидел в удобном кресле и смотрел на врача.
— Я понимаю вас, но давайте по порядку, — спокойным голосом ответил доктор, — что именно вас больше всего раздражает?
— Да всё! Понимаете? Мир катится к чертям собачьим! Неужели вы этого не видите?!
— И всё таки?

Тихие Игры

— Пап, а что это такое? — мальчик держал в руках охапку разноцветных лент.
— Это, сынок, игра такая, хочешь научу?
— Хочу!
— Вот смотри. Я вот эту ленточку надеваю на пальцы, а эту на другую руку. Смотри. Раз и они переплелись, а вот сейчас убираю этот палец и… Теперь они параллельны, а здесь еще одна через них проходит.
Мальчик смотрел на это волшебство широко открытыми глазами.