Короткие рассказы

58 дней

Воскресное утро выдалось замечательным. В безоблачном небе светило яркое солнце, свежий ветер от реки бодрил и приносил запах свежести. Двое друзей, прикупив в магазине две бутылки пива, вышли на набережную.
— Голова болит, ужас… Вот это мы вчера дали жару! — морщась и держась за висок, сказал Леха, — давай вон на ту лавочку присядем. Похмелиться нужно срочно.
— Да уж, последняя бутылка была лишней, — улыбнулся его друг, — слушай, там дед какой-то сидит, давай на другую?
— Сань, не напрягай! Подвинется! Если я сейчас не подлечусь, ты меня до другой лавочки на себе потащишь.

Нет врага хуже амнезии

— Ну что, бедолага, рад ты или не очень?
Два парня сидели на траве, опираясь спинами о ствол высокого дерева, и наблюдали как в нескольких метрах от них трое людей копали землю.
— Конечно рад, — ответил «бедолага», — сколько же можно было ждать?
— Между прочим, мог бы сейчас тут и не сидеть…
— Витя, ну мы же договаривались с тобой, на эту тему не говорить!

Что можно сделать от скуки

— Ну заходи уже, что ты там топчешься?..
Денис нерешительно шагнул в кабинет. Всего пару часов назад он ехал на работу. Всё произошло очень быстро. Сначала он тронулся на светофоре на секунду раньше, чем это следовало сделать, затем, уже выехав на перекрёсток, он только и успел заметить приближение слева чего-то очень быстрого. Другой водитель решил проскочить на мигающий сигнал, но не успел. Удар пришелся прямо в дверь, где сидел Денис. Потом приехала скорая, но Денис уже не ждал её. За ним пришли другие. Через некоторое время, девушка, заполнявшая документы на ресепшене, радостно объявила ему, что он стал юбилейным посетителем их заведения и, вручив какой-то пропуск, сказала, что он выиграл час общения с Руководителем Проекта перед отправкой по месту назначения. Потом его долго вели по длинным коридорам и оставили около двери, предложив войти.

Цвета Жизни

— Говори, не молчи!
— Солнце… Совсем оно не желтое. Оно белое, правда?
— Не, это облако белое, а солнце желтое.
— А вот радость, она какая? Наверное, оранжевая. Вы как думаете?
— Радость, радость… Я думаю, что тоже жёлтая.
— А тоска — серая. Боль — яркая такая… Наверное, коричневая, да?
— Да, да. Коричневая, только не яркая. Говори, говори. Не замолкай.

Жестокие Игры

— У тебя какой уровень уже? — подростки сидели на скамейке и обсуждали свою любимую онлайн игру.
— Мой уже на сорок шестой перешёл, а твой? Ты, кстати, своего как назвал?
— Мой Сашка пока на сорок четвёртом. Недавно устроил его на новую работу, а там за начальника мой сосед играет. Мы с ним как-то не очень дружим, он взял и уволил его, представляешь?

Расставание

— Ты очень странный в последнее время, мы стали реже видеться. Что случилось?
— Ничего.
— Но я же чувствую, твоё отношение ко мне изменилось.
— Ничего не изменилось, просто нам нужно иногда отдыхать друг от друга.
— Раньше ты так не говорил, мы проводили вместе дни напролет, и ты был рад этому.

Новая религия

— Ну и почему вы считаете, что я должен обратиться в вашу веру?
— Как же вы не понимаете? Это новая мировая религия! Скоро она останется одна! Куда вы тогда побежите?
— Хорошо, допустим. Когда человеку плохо — он идёт в храм. Куда он пойдёт в вашем случае?

Неспокойные соседи

Я слышу эту ругань из-за стены, практически каждый день. Не дают даже поспать. Они думают, что я ничего не слышу, а на самом деле, стенка у нас тонкая. Вчера кричали из-за какой-то машины. Она, кажется, её сломала, а он в который раз пообещал её бросить и уехать. Снова плач, слёзы… Уже привык. Помню, как поначалу, когда я здесь только поселился, слышал, что они вообще хотели меня убить. Чем-то я их очень раздражал, наверное. Думаю, что шутили. Как можно человека убить, даже если он им не нравится? Но потом ничего… Успокоились, но между собой не перестали гавкаться.

Зачистка

Сергей выглянул из-за развороченной снарядом стены, и быстро заскочил обратно. Пока есть время, можно перезарядиться. Он сел на землю и, обшарив лежащий труп, вытащил из разгрузки два магазина, набитых патронами.
— Извини, дружок, но мне они сейчас нужнее, — вполголоса проговорил он и посмотрел в лицо убитого.

В начале было слово

В начале было слово, после появился он. И видел он рассвет мира, и закат эпохи ящеров. Наблюдал как люди добывали огонь и жались друг к другу в сумраке пещер. Он смотрел на воздвижение пирамид и царство фараона. Он рассматривал труды Да Винчи, когда тот работал над ними. Видел рассвет и закат Атиллы, пил воду из Рубикона, когда через него проходили легионеры Цезаря. Он помнил, как русские воины прибивали щит на ворота Царьграда. Он любовался красотой Софийского собора, сразу после его постройки. Он шёл вместе с Наполеоном по Европе до самой Москвы и обратно вместе с Кутузовым. Он видел подъём Советского союза и его крах. Он видел все. Он ведал все. Он помнил все. Но никто его не видел, не знал и даже не догадывался о его существовании.