Короткие рассказы

Сказ о Непобедимце

Жил да был на Руси-Матушке Богатырь один непобедимый. Так его и звали - Непобедимец. До первой седины дожил, а ни разу поражения за свою жизнь так и не изведал. Куда бы ни шёл он, везде его победа ждала. Пойдёт траву косить - ненароком целую ораву супостатов посечет. Надумает кузнечиков на рыбалку наловить - Змия Поганого в сачок поймает. Подушку решит перед сном взбить - соглядатая вражеского под ней обнаружит, да бока ему намнет. До того устал он побед своих, что закручинился, да затосковал тоскою смертною. Мол, помирать скоро, а что такое неудача, так за свою жизнь и не почувствовал ни разу. А тут сосед, Митька Краснобай, прознал про беду его, пришел в гости к Богатырю, да и говорит:
- Ты, воин, не печалься, да не тоскуй почём зря. Ты лучше к Старцу сходи, что на окраине живет, да спроси у него совета. Он по этому делу мастак. Глядишь, и подскажет чего путного. 
Посидел Богатырь, подумал немного, да и отправился Старца этого искать. 

Зеркало

- Разбей! Разбей это проклятое зеркало!

***
Я не видел своего лица уже около года. Я не знаю, как я выгляжу и какая у меня сейчас прическа. Первое время я брился наощупь, а когда мне надоело стирать кровь от порезов со своего лица, я бросил это занятие. Я решил, что иногда буду просто обрезать свою бороду ножницами, но потом я перестал делать и это. 

В моем доме нет ни одной отражающей поверхности. Год назад я выбросил все зеркала кроме одного, продал телевизор, окна затянул тканью и даже вытащил все стеклянные вставки из шкафов и тумбочек. Помимо всего этого, на помойку переехали все металлические детали интерьера. Я ем из глиняной посуды деревянной ложкой, я одеваюсь в одежду без застежек и пуговиц, в моем доме не осталось ничего, способного отражать.

Я редко выхожу на улицу. Витрины магазинов, окна припаркованных автомобилей, пустые бутылки и даже глаза людей... Я не хочу ничего этого видеть.

Быть

- Нет никакого Бога.
Да, именно так он и сказал: "Нет никакого Бога". Потом он закинул ногу на ногу и почесал основание левого рога, который торчал из мохнатой головы. Я как сейчас помню его хитрый взгляд, который он иногда бросал в мою сторону, развалившись в моем кресле. С момента той встречи прошло уже несколько лет, но мне до сих пор кажется, что в моей квартире остался тот едкий запах серы. Он то и дело врывается в мои ноздри еле уловимым воспоминанием, но вполне возможно, что я просто себя накручиваю.

Голоса

- ИДИ!

Фраза прозвучала настолько отчетливо и громко, что Виталий даже расплескал чай из кружки, с которой он удобно устроился в кресле перед телевизором. Дотянувшись до своего смартфона, он разблокировал экран и уставился на иконки. Ни на одной из них не было видно значка нового уведомления.

Закон Тринадцати

- А потом он всех съел, а люди еще долго находили детские головы, разбросанные по лесным опушкам. И на каждой голове был его знак - буква "Г", которую он выцарапывал своим длинным страшным когтем. Прямо на лбу.
Мальчик закончил свою историю и обвел присутствующих торжествующим взглядом. Судя по лицам друзей, его история впечатлила их гораздо больше других. Ребята замолчали и принялись украдкой поглядывать в сторону леса, темной стеной возвышавшегося в самом конце улицы.

Труба

- Что здесь у вас?
Молодой сержант полиции вышел из служебного автомобиля и подошел к небольшой группе людей, столпившейся у проходной городской котельной.
- Да псих какой-то пытался на территорию пробраться, - ответил один из зевак, одетый в синюю спецовку и, судя по принту на спине - работник предприятия.
Сержант нахмурился. 
- Ну и вызвали бы скорую, чего нам-то звонили?
- Может пожарных еще вызвать? - огрызнулся работник, - у нас объект режимный вообще-то, а тут какой-то сумасшедший у проходной. Кричит что-то, камнями бросается через забор... Кого нам вызывать?
- Да скорую тоже вызвали, - вклинился в разговор еще один работник, - видно же, что не в себе дед.
- Дед? - сержант покачал головой и тяжело вздохнул, - ладно, где этот ваш террорист?
- Да вон, на скамейке сидит у проходной. Еле угомонили его.

К чертовой бабушке

- Изыди, адское отродье! Отправляйся в свою геену огненную, чтоб я тебя больше не видел здесь никогда, бес проклятый! Провались к чертям собачьим, нечисть рогатая, душегуб вонючий!

Именно такими словами приветствовал беса Аскольда молодой неопытный священник, которого вызвали на дом к Елизавете Павловне Фроловой, в которую, собственно, и вселился вышеназванный обитатель потустороннего мира. Крики экзорциста разбудили Аскольда, мирно похрапывающего где-то между печенью и желудком гражданки Фроловой. Приоткрыв левый глаз, он широко зевнул и, зацепившись мохнатыми лапами за пищевод, подтянулся к глазам, чтобы взглянуть на креативного священника. Тот разошелся не на шутку.

- Асмодей поганый, чтоб тебе пусто было! Чтоб у тебя рога внутрь расти начали! Проваливай из бедной женщины! Оставь ее в покое, ирод треклятый! Окстись, кровопийца малообразованная!

Колдун и Вор

Мужчина подошел к забору крадущейся и абсолютно бесшумной походкой. Ни одна веточка не хрустнула под его ногой, ни один камешек не сдвинулся со своего места. Одет он был в полном соответствии со временем суток - черные штаны и рубашка, черная шляпа на голове и мягкая обувь того же цвета. Когда он замирал, прислушиваясь, невозможно было отличить его от какого-нибудь столбика, зачем-то вкопанного в землю и забытого. Впрочем, на улице не было никого, кто бы смог оценить мастерство его маскировки, чему он был несказанно рад. 

Темная тень скользнула вдоль забора, на секунду остановившись у таблички, приколоченной к доскам. На ней кривым почерком была выведена обычная и банальная надпись: "Осторожно! Злая собака!". Хмыкнув, мужчина бесшумно заскользил дальше. Уж он-то знал, как договориться с любыми собаками. Наверное, он бы смог усыпить бдительность самого Цербера, если бы ему предоставилась такая возможность, ведь он был самым прославленным, неуловимым и гениальным Вором всех земель к северу от Ледяной Реки.

Побег

В камере было сыро и мерзко. Ветер проникал в зарешеченные окна без стекол и, не встречая никакого сопротивления, гулял по этому мрачному помещению, разглядывая трех его жильцов. Впрочем, ни на холод, ни на сырость они особого внимания не обращали. 
- Бежать нужно, - нарушил тишину тонкий голосок из самого угла камеры. 
- Это кто там голос подал? - раздался в темноте чей-то женский хрипловатый голос, - самая умная что ли?
- Да это новенькая, - успокоила ее третья негромким шепотом, - не злись, вспомни себя. Все мы когда-то оказались здесь впервые.
На несколько минут в камере снова воцарилась тишина.
- Давно сидите здесь? - снова пискнула новенькая.
В темноте кто-то негромко выругался и, судя по звуку, перевернулся на другой бок.
- Давно, - вздохнув, тихо проговорила третья.
- Стены простукивали?
- И стены, и окошко, и двери тоже пытались выбить - ничего не получилось.
- А если втроем навалимся?
- Да ты замолчишь когда-нибудь? - хрипло рявкнула вторая, которой уже надоело слушать бредни новой соседки по камере.
- Не злись, не злись. Ни к чему это, - успокаивающе прошептала третья и погладила свою подругу по руке.
Ветер снова заметался по камере, тихим свистом разрывая зловещую тишину.
- Все-таки нужно попробовать, - новенькая поднялась на ноги, подошла к двери и навалилась на нее плечом.

Антикварная лавка

Молодой человек потянул на себя дверь и над головой тут же раздался звон непременного атрибута подобных мест - китайского колокольчика. Парень шагнул через порог и осмотрелся в поисках продавца. Долго искать не пришлось. Он сидел у окна и читал какую-то выцветшую и мятую газету.
- Это же антикварный магазин, да? - не здороваясь, спросил гость.
- Ужас какой, - покачал головой продавец, не отвлекаясь от газеты, - и пропадают, и пропадают...
- Кто?
Продавец отвлекся от чтения и, сняв очки с переносицы, посмотрел на парня.
- Люди, кто же еще? Вот, - он потряс газетой в воздухе, - еще несколько человек исчезло. Это очень странно, не правда ли?
Парень пожал плечами и шагнул к столу, за которым расположился хозяин магазина. Внимательно посмотрев ему в глаза, он, немного помешкав, и зачем-то обернувшись на дверь, достал из-под куртки достаточно объемный сверток и протянул его продавцу.
- Купишь?
Глаза продавца жадно заблестели, а пальцы сами собой зашевелились, но, быстро справившись со своими эмоциями, он спокойно взял сверток и положил его перед собой.
- Что там?
- Ну, посмотри.