Короткие рассказы

Сказ о Воине и Злодее

Воин остановился на берегу реки и, оглянувшись по сторонам, присел на бревно, которое принесло течением во время предыдущего паводка. Он очень любил смотреть на закат и старался никогда не пропускать этого зрелища. Вот и сегодня, освободившись пораньше от своих героических дел, он поспешил к своему любимому месту.

Он очень не любил, когда ему мешали любоваться величием природы. Так и сейчас, услышав сзади еле слышный звук крадущихся шагов, он поморщился.

Гляделки

- Мам, а почему тот дедушка постоянно сидит на скамейке у подъезда? - девочка отошла от окна и посмотрела на мать.
- Какой дедушка? Григорий Иванович?
- Наверное, - пожала плечами девочка.
- Ну, хочется ему сидеть, вот и сидит, - улыбнулась мама, - свежим воздухом дышит.
- А почему он постоянно смотрит куда-то перед собой? - не унималась дочка, - я вчера проходила мимо, поздоровалась с ним, а он даже ничего не ответил. Уставился куда-то и сидит молча.
- Он же старенький уже, - терпеливо объяснила мать, - может он тебя не услышал просто.
- А еще... А еще он разговаривает сам с собой постоянно.
Женщина подошла к окну и выглянула на улицу. Старик сидел на скамейке в своей неизменной позе: оперевшись двумя руками на трость, стоящую перед ним, и положив подбородок на кисти рук. Немного понаблюдав за ним, женщина повернулась к дочери.
- Я надеюсь, что вы его не обижаете? - строго произнесла мать.
- Нет конечно! - быстро ответила девочка, - просто он какой-то странный дедушка. Сам с собой разговаривает, а с другими - нет. Смотрит постоянно куда-то, сидит там один...
Женщина покачала головой и присела на стул.
- Дело в том, что он...

Милосердие

- Ты уже здесь? Я думал, что ты не придешь сегодня, - он уселся поудобнее на скамейке и посмотрел на небо, - звезд сегодня совсем мало.
- Да, вчера было больше, - согласился второй и взглянул на своего друга, - что-то ты какой-то усталый сегодня. Случилось что?
- Если честно, то не хочу об этом говорить.
Второй помолчал и снова повернулся к первому.
- Ты знаешь, иногда нужно делиться с другими своими переживаниями. И если хочешь, то можешь поделиться ими со мной. Говорят, что становится легче.
Первый тяжело вздохнул.
- Наверное ты прав. Я не сильно отвлеку тебя, если кое-что расскажу?
- Вот это ты ляпнул! - фыркнул первый, - мы с тобой друзья вообще-то. А друзья для того и нужны, чтобы поддерживать друг друга.
- Да, ты прав, - кивнул первый, - я никогда не говорил с тобой о ней, но видимо наступило время, когда мне нужно рассказать кому-то о том, что творится в моей жизни.
Он немного помолчал, разглядывая небо, затянутое облаками, а затем начал свой рассказ.

Прогулка

- Мам, можно я пойду погуляю? - мальчик подошел к женщине и посмотрел на нее снизу вверх.
- Ты опять за свое? - улыбнулась она и слегка взлохматила ладонью его волосы, - что ты там нашел? Что такого там, за порогом, что ты постоянно туда рвешься?
- Там красиво, мама! - глаза мальчика заблестели, - там очень интересно.
- Почему же тебе не нравится быть дома? Неужели тебе здесь плохо?
- Здесь скучно, мам, - поджал губы мальчик, но, увидев как мать нахмурилась, тут же исправился, - просто ты целый день занята, а вечером я вернусь. Как обычно.
- Ты же знаешь, что мне не нравится, когда тебя долго нет дома, - женщина сложила руки на груди.
- Ну, мам!
- Это все, что ты мне можешь сказать?
Мальчик, ничего не ответив, подошел к окну и уставился в него, всем своим видом изображая вселенскую обиду. Несколько минут прошли в тишине, а затем, разглядев что-то за окном, мальчик обернулся и с упреком посмотрел на мать.
- Соседскую девочку ее родители отпускают гулять, а ты меня нет. Почему? Ей можно, а мне нельзя что ли? - он артистично подбоченился, - почему такая несправедливость?

Дорога в рай

- Вы - кузнец?
Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил вовнутрь.
- А стучаться не пробовали? - грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.
- Стучаться? Хм... Не пробовала, - ответил голос.
Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент.
- Вы не могли бы выправить мне косу? - женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.

Икона

- Подбородок выше, пожалуйста, - художник прищурил один глаз и, склонив голову набок, внимательно посмотрел на мужчину, сидящего напротив.
- Так? - спросил тот, слегка приподняв голову.
- Отлично, отлично, - засуетился художник у мольберта, - потерпите еще немного. Портрет почти готов.
- Терплю, - вздохнул мужчина, - никогда бы не подумал, что это так тяжело - сидеть столько времени без движения.
- Да, искусство требует жертв, а иногда и физических страданий, - кивнул художник, размашисто работая кистью, - вы впервые заказываете портрет?
- Нет, несколько работ у меня уже есть, - мужчина улыбнулся, - но это было так давно, что мне захотелось чего-нибудь нового. Поэтому я и обратился к вам. Слышал, что вы - мастер от... - мужчина поперхнулся, - мастер своего дела.
- Благодарю за комплимент, - снисходительно улыбнулся мастер.
Мужчина ненадолго замолчал, стараясь не отвлекать художника от работы.
- Сначала я хотел просто сфотографироваться, но... - не выдержал мужчина и продолжил разговор, - но мне кажется, что в фотографиях нет души. А для меня это очень важно.

Моя любовь

(1 сентября 2016 года)


Я помню, как она уходила. В тот день шел снег. Он падал на грязный асфальт и превращался в мокрую, серую грязь. Ветер заглушал слова. Впрочем, я ничего и не говорил. Просто стоял молча и смотрел ей вслед. Тогда мне казалось, что это навсегда. Что я никогда ее больше не увижу.

И ведь у нас не было поводов для расставания. Так бывает, что двое просто расходятся разными дорогами. Так случилось и тогда. Она уходила, медленно и грациозно ступая по мокрому и грязному асфальту, а я стоял и не знал, что мне делать. Где-то в глубине души я хотел, чтобы она остановилась, обернулась, подошла ко мне, взяла за руку и сказала: "Да что это мы, в самом деле? Я не хочу никуда уходить. Пойдем домой?". Мне бы очень этого хотелось, но этого не случилось. Она даже не обернулась. Просто скрылась за поворотом, оставив меня одного под этим мерзким снегом.

Имплант

Снайпер медленно приподнял голову над пыльным бетонным полом, полуразрушенной многоэтажки, и прильнул к оптическому прицелу. Первый этаж... Чисто. Второй... Чисто. Стоп! Второй этаж, второе окно слева. Кажется, кто-то мелькнул... Может, показалось? Вроде бы тихо. Открыв левый глаз, он принялся наблюдать за этажом, не отводя правый глаз от окуляра. Да нет, точно что-то было. Вот! Теперь в третьем! Ну, точно... Ты смотри, даже не прячется! Совсем, что ли, дурак?

Инцидент

- Доложите обстановку, - человек с генеральскими погонами откинулся на спинку стула и пристально посмотрел на своего подчиненного, который стоял перед ним, вытянувшись по стойке смирно.
- Сэр, по вашему приказу мы организовали три кольца оцепления на удалении пятисот метров друг от друга. Еще одно кольцо блокирует все дороги и пути доступа на удалении пяти километров. Первое кольцо располагается по периметру в пятистах метрах от объекта. Произведены замеры радиоактивного излучения и электромагнитной активности. Всё в пределах нормы.

Разговор на перроне

Парень вышел на перрон из здания вокзала и поставил тяжелую сумку на землю. Достав из кармана билет и, взглянув на часы, он облегченно выдохнул и принялся осматриваться в поисках свободной скамейки. В паре шагов от него стояла, как раз почти свободная. Почти - потому что на самом ее краю сидел старик и, оперевшись двумя руками на палочку, задумчиво смотрел на пути. Подхватив сумку, парень сделал пару шагов и плюхнулся на скамейку.