Короткие рассказы

Дороги судьбы

Одни люди верят в судьбу, другие — нет. А для третьих, судьбы людей — всего лишь дорога, по которой они ведут и первых и вторых.

— И вот здесь они расходятся, — сотрудник Отдела Линий Вероятности, а в простонародье — Ангел, остановился и указал рукой на разветвляющуюся дорогу.
— И зачем ты меня сюда привел? — хмыкнула руководительница Транспортного Отдела, а в простонародье — Смерть.
— А что, не видно? Там, чуть дальше — твоя работа.
— Где?

Выходной

Денис решил провести свой единственный выходной дома. Конечно же у него было много планов на этот день, но когда он наступил, диван вдруг стал чертовски мягким, теплым и привлекательным, как это всегда и бывает по выходным. От послеобеденной полудремы у телевизора, его отвлек звонок в дверь. В груди ёкнуло так, как всегда ёкает, когда звонят в дверь, а ты никого не ждешь. Подкравшись к двери так, как всегда крадутся, когда не знают, кто за ней, Денис настороженно прислушался.

Память

Старик медленно шел по зеленеющей аллее берлинского парка, держа за руку своего внука. Мальчик любознательно крутил головой по сторонам, то и дело пытаясь вырваться и убежать по своим мальчишеским делам. Он не очень любил эти прогулки с дедом. С ним ему было неинтересно. Радовало лишь то, что эти встречи происходили всё реже и реже.
— Сегодня я расскажу тебе одну историю, Маркус. Послушай меня…

70 шагов

— Скорее всего, прилетит точно по назначению, — буркнул себе под нос Михаил, наблюдая за тем, как пуля медленно выползает из ствола снайперской винтовки, вращаясь и, как-будто нехотя, подставляя свои блестящие бока яркому весеннему солнцу.
Михаил был ангелом. Не рядовым, а ангелом-хранителем снайпера, который несколькими мгновениями ранее, нажал на спусковой крючок. Чужие смерти конечно же не доставляли Михаилу радости, но на войне нет места сентиментальности, тем более, что каждый точный выстрел его подопечного на некоторое время продлевал и его собственную жизнь.

Сказка не совсем о любви

Взмахнув еще раз огромными крыльями, Змей опустился на землю и широко зевнул.
— Бдишь? — обратился он к старушке, которая, удобно расположившись на траве, задумчиво смотрела на Мост.
— Ты чего так долго? — оживилась она, — обед уже полчаса назад закончился.
— Уснул, — виновато потупился Змей и попытался перевести тему разговора, — Смородинка сегодня чего-то неспокойная. Буря, наверное, будет.
— Еще раз опоздаешь, будешь здесь круглосуточно дежурить, — Яга покосилась на Горыныча и снова принялась рассматривать Калинов Мост, — я тут думаю. Ты не знаешь, почему женщин в вурдалаки не берут? Там же одни мужики вроде.
— А я откуда знаю? — пожал плечами Горыныч, — наверное, потому что ресницы и брови отваливаются у них. Красить нечего, вот им там и неинтересно.
— Вот ты как чушь какую-нибудь ляпнешь, хоть стой, хоть падай, — махнула рукой Яга.
Змей хотел что-то ответить, но его внимание привлек силуэт человека, приближавшегося к ним с их стороны.

Цена бессмертия

Высокий силуэт в черном одеянии и, неизменно накинутым на голову капюшоном, сидел на берегу небольшой речушки и наблюдал за поплавком. Сегодня не клевало. Хотя, если уж быть честным, то не клевало никогда.
— Ну и что я делаю не так? — осматривая голый крючок, пробубнила Смерть, — выменяла эту чертову удочку, а как ей пользоваться не спросила…
— Здесь нет рыбы, — раздался голос за спиной, — ее уже почти нигде нет.
Смерть резко обернулась и увидела человека в костюме цвета хаки. В одной руке он держал такую же удочку, а в другой — ведро, в котором были сложены различные приспособления для рыбалки.

Лунная стая

Ночь уже опускалась на землю, укутывая в свое темное одеяло высокие деревья, на ветках которых, ночные птицы уже начинали свой жутковатый разговор, совсем не обращая внимания на стаю волков, расположившихся на небольшой лесной поляне. Маленький волчонок прыгал вокруг своей матери, то и дело покусывая ее то за лапу, то за хвост.
— Мам, я не хочу сегодня идти на этот холм и кричать что-то в эту желтую дырку! Это совсем неинтересно, к тому же, у меня после этого плохо слышит правое ухо. Наш дядя Аркар всегда стоит рядом и воет громче всех. Видимо, он хочет, чтобы его услышали, а остальных — нет.

Конкуренты

Никогда бы в жизни Сергей не смог бы представить себе такую ситуацию, не попади он в нее сегодня. Пытаясь завести свой старенький автомобиль, который умудрился заглохнуть именно у въезда в старое деревенское кладбище, он думал о том, что именно так обычно и начинаются все фильмы ужасов или страшные книги. Впрочем, эта мысль посетила бы любого человека, который оказался бы на его месте.

Ворон и Кот

— Ты знаешь, когда я смотрю на Луну, то иногда мне кажется, что когда-нибудь она все-таки шлепнется на Землю и тогда всем нам придется несладко.
— С чего бы ей падать? По-моему, ей и там хорошо.
— Если бы ей там было хорошо, она бы не крутилась вокруг, и не смотрела на нас с таким грустным лицом, — Ворон наклонил голову набок и еще раз посмотрел на звездное небо, — ей там определенно не нравится.
— И откуда у тебя появилась эта привычка? — Кот взмахнул хвостом и аккуратно прикрыл им передние лапы.

Ночная встреча

Поп Василий был очень вежливым и воспитанным человеком. Его очень любили не только прихожане небольшой церквушки, в которой он проводил службы, но и практически все люди, с которыми он сталкивался за всю свою жизнь. А еще он очень любил есть по ночам. Точнее, не любил, а как-то само собой так получалось. Бывало что получалось неоднократно. Так и в ту ночь, проснувшись от знакомого чувства, он, кряхтя, поднялся с постели и направился на кухню. Открыв холодильник, он уже приготовился к просмотру его содержимого, но так и замер с протянутой рукой.