Прачечная

Мужчина резким рывком открыл дверь прачечной и быстрым шагом направился к стойке.
— Где администратор? — отрывисто спросил он.
— Это я… А что случилось? — девушка захлопала ресницами и даже немного привстала с кресла.
— Что случилось? Вы у меня спрашиваете — что случилось? Это я должен у вас спросить! Почему вы снова отдали мне не отстиранные вещи?
— Как? Мы же…
— Мы же, вы же, — передразнил ее мужчина, — когда это уже закончится? Вы думаете, что я могу каждый день новые шить? Нет, у меня нет такой возможности. Я просто в гневе нахожусь сейчас! И если бы не моя воспитанность, я бы уже разнес всю вашу шарашкину контору на кусочки! Что за отношение к работе, я не понимаю?!

— Простите, но давайте не будем кричать, а попробуем разобраться, — девушка взяла себя в руки и успокаивающим жестом попыталась немного охладить вспыльчивого клиента.
— Давайте разбираться. Я за этим и пришел сюда, вообще-то.
— Назовите номер вашего заказа, пожалуйста. Вполне возможно, что ваши вещи случайно попали на выдачу еще до стирки.
— Это как? — мужчина аж немного задохнулся в приступе, вновь подступающего гнева.
— Назовите номер заказа.
— Восемнадьцать шестьдесят пять, — выдохнув, ответил мужчина.
Девушка наклонилась над стойкой и, выудив из ящика толстую тетрадь, принялась листать страницы.
— Это вообще уже… Ни в какие рамки не лезет! В прошлый раз вы мне на неделю просрочили выдачу, перед этим перепутали заказы, а сегодня просто взяли и не постирали мои вещи! Это как понимать?
— Подождите секунду, сейчас разберемся, — не поднимая головы, ответила девушка, ведя пальцем вниз по тетрадному листу.
— Да уж постарайтесь!
Дверь за его спиной негромко скрипнула и в помещение вошел еще один мужчина. Вежливо поздоровавшись со всеми, он подошел к стойке и, облокотившись на нее, улыбнулся девушке.
— Привет, мой заказ уже готов?
— Ой, здравствуйте, — расцвела она и, забыв про недовольного клиента, зацокала каблуками к ящикам с надписью: «К выдаче».
— А ничего, что тут очередь? — резко обернулся к улыбчивому мужчине, пострадавший.
— Не переживайте, я вас сильно не задержу.
— Вы меня уже задерживаете.
— Я вам еще раз говорю — я вас сильно не задержу. Так понятно? — улыбка на мгновение слетела с его лица, но тут же вернулась обратно.
— Вот ваши вещи, — продолжая цвести, затараторила девушка, ставя на стойку большой ящик, — всё постирано.
— Спасибо, — улыбчивый мужчина достал из внутреннего кармана пиджака шоколадку и протянул ее засмущавшейся девушке.
— Ой, ну что вы.. Не нужно было…
— Пригодится, у тебя тут работа нервная, а шоколад, говорят, очень полезен для нервной системы, — он с легкостью подхватил коробку и, подмигнув ей на прощание, вышел из прачечной.
Недовольный клиент проводил его взглядом, а затем, снова повернувшись к девушке, уже хотел было разразиться яростной тирадой, но она его опередила.
— Вот ваш заказ, нашла. Все правильно — восемнадцать шестьдесят пять. Оплачено, постирано и выдано. Что не так?
— Да не отстиралось ничего, как вы не поймете?
— Не может такого быть, — девушка села в кресло и захлопнула свою тетрадь, — если написано, что постирано, значит постирано. Все претензии в отдел по работе с клиентами. Лучше сразу в письменном виде. В трех экземплярах по заявленному образцу. Там на стенке он висит. Обязательно синей пастой и собственноручно.
Глаза клиента от такого хамства полезли на лоб.
— Да вы… Вы! Ну это уже слишком!
Схватив свой пакет, он развернулся и, ногой открыв дверь, вылетел на улицу.

— Чего ты кипишуешь? — улыбчивый мужчина стоял на ступеньках и запаковывал свою коробку липкой лентой, чтобы ее было удобнее нести.
— А что они? Отстирать уже ничего не могут! Мы зачем тут прачечную открывали? Чтобы самим с тазиками не бегать, а отдать и через пару дней забрать свои вещи. Разве не так? Что мне теперь с этим делать? — он протянул вперед руку с пакетом и вопросительно посмотрел на своего собеседника.
— Что хочешь, то и делай, — усмехнулся улыбчивый и, приклеив последний кусок ленты, осмотрел коробку со всех сторон, — гадить не нужно, и будет у тебя все чистое, как у меня. Мои вещи всегда чистые. Может иногда от пыли нужно почистить и всё.
— Я очень рад за тебя, но ты ж сам потом будешь требовать чистые вещи у меня! А теперь будешь знать, что они не отстирываются, понятно?
— Это твои проблемы, друг. А требовать буду, ты прав. Нужно же нам на замену чистое и свежее. Я всегда тебе говорил, что кровь плохо отстирывается, а если ее еще смешать с нефтью, то практически невозможно. Я уж молчу про жёлтые пятна от предательства.
Мужчина взял коробку в руки и легкой походкой принялся спускаться по ступенькам.
— И вообще, — бросил он через плечо, — перестань уже называть их вещами. Как-то это… Не культурно, что-ли. Это ж души! Живые души.
— Так что мне делать теперь с этими душами?
— По старинке, друг, по старинке, — улыбнулся мужчина, — тазик в руки и тереть, тереть, тереть. К первому числу чтоб все на складе лежало чистое и готовое к отправке. Да и вообще, у тебя там в аду можно и прокипятить.

Озадаченный мужчина еще долго стоял на крыльце и рассматривал, лежащие в пакете души. Затем, оглянувшись на прачечную, негромко выругался и направился домой, на ходу вспоминая, куда он запрятал свой тазик.

© Евгений ЧеширКо

Нет комментариев
Добавить комментарий