Компенсация

— Аккуратнее никак нельзя? — Михаил схватился за ступню и бросил гневный взгляд на велосипедиста, — проехал по ноге и даже не извинился!
Велосипедист, оглянувшись через плечо, тут же остановился и слез со своего транспортного средства.
— Я вам на ногу наехал?
— На… — Михаил хотел быстро зарифмовать ответ, но не найдя оригинальной рифмы к слову «ногу», замолчал.
— Простите меня, пожалуйста. Я не хотел, — велосипедист уже подошел к скамейке, на которой сидел пострадавший.
— Да? А я думал, что ты специально целился в мои новые туфли! Вот так вот работаешь, работаешь, захочешь себе подарок сделать, купишь что-нибудь, а тут сразу же найдется такой, как ты! Возьмет, да и переедет тебе ногу. Хорошо, что ты на велосипеде, а не на поезде катаешься.
— Мне так неудобно… Я могу как-то возместить причиненный вам ущерб? — было видно, что виновник происшествия очень раскаивается.
— Можешь конечно! Купи мне новую обувь и что-нибудь холодное дай к ноге приложить! — Михаилу не было настолько больно, но, увидев раскаяние велосипедиста и желание как-то исправить эту свою оплошность, он решил идти до конца.
— Я бы с радостью, но я не могу купить вам что либо.
— То есть, переехать ногу ты можешь, а купить что-то нет? — возмутился Михаил, — вот поэтому мы так и живем, что воруют все, и чем больше, тем…
— Вы уж меня простите, что я вас перебиваю, но давайте вернемся к нашему разговору. О политике можно будет в другой раз поговорить.
— В другой раз? Это когда ты обратно поедешь и вторую ногу мне переедешь?
— Мне, действительно, очень неудобно… Я могу как-то компенсировать это. Попытаться, по крайней мере.
— Я ж сказал тебе уже — покупай новые туфли, если так хочешь компенсировать. А если нет, то катись отсюда и побыстрее, пока я не передумал!
— Я не могу просто так уйти, так как вижу, что причинил вам вред и неудобства. А если оставить эту ситуацию без изменений, то я могу лишиться работы.
— Лишиться работы? Кем же ты работаешь? — заинтересовался Михаил.
Велосипедист оглянулся по сторонам, положил велосипед на асфальт и присел рядом на скамейку.
— Вас это может шокировать, но я — ангел. Работаю, соответственно, сами понимаете где. Именно поэтому я никак не могу просто так уйти. У нас с этим строго.
Михаил, впервые за весь диалог, улыбнулся.
— Ангел, значит?.. Ну-ну…
— Я прекрасно понимаю, что вы мне не верите, но я вас и не убеждаю в этом. Единственное, что я от вас прошу, чтобы вы сказали мне, каким образом я могу исправить эту досадную ситуацию.
— Ну раз так, то купи новые… Хотя, подожди! — некая мысль прямо ворвалась в голову Михаила, — не надо ничего покупать! Ты ж ангел, значит все можешь. Дай мне денег. Миллиарда три, а лучше четыре пятьсот. Думаю, мне будет достаточно. И мне хорошо, и твоя эта… карма или что там у вас, не пострадает.
— С удовольствием бы согласился на ваши условия, но есть одно «но», — ангел вздохнул и посмотрел на Михаила, — дело в том, что я могу распоряжаться, и то, в разумных пределах, только тем, что было создано моим руководителем. Вашими словами — богом. Деньги, к сожалению, придумали вы сами, поэтому я не могу вам их дать.
— Ну… Начинается, — Михаил махнул рукой и попытался встать.
— Нет, нет! Пожалуйста! Не уходите! — ангел схватил его за руку и усадил обратно, — войдите в мое положение! Я могу потерять работу! Мне нужно что-то вам дать в обмен на ваши негативные эмоции!
— Больной что ли? — мужчина напрягся.
— Да нет же! Просто вам нужно придумать что-то, что не было придумано вами, а моим начальником.
— И ты мне это дашь, да?
— Обещаю!
Михаил ненадолго задумался.
— Ну, что ж, есть один вариант, ангелок! Выпиши мне в собственность какой-нибудь красивый островок в океане. Я там себе дом построю или продам его. Землю ж бог создал? Правильно? Значит подходит по твоим условиям.
— Тоже не получится, к сожалению, — ангел покачал головой, — он создавал Землю не для кого-то, а для всех сразу. Поэтому, Земля — вроде как общественная собственность и никому конкретно принадлежать не может.
— Понятно… Это вроде как у нас нефть тоже народу принадлежит, только вот…
— Давайте не отходить от темы?
— Ладно, ладно… Чтоб тогда такого тебе загадать?..
Пару минут Михаил усиленно тер лоб, со всех сил напрягая свой мозг.
— Во! Придумал! Смотри, я — человек холостой, так сказать. Жены нет, девушки тоже. А отношений, на самом деле, очень хочется. Только настоящих, понимаешь? Любви нет в моей жизни. Ты мне сделай так, чтобы появилась у меня девушка. Красивая, умная, добрая, чтоб борщ варила вкусно, тефтели там всякие… И чтоб любила. И я ее тоже. Так пойдет?
— В правильно направлении думаете, — улыбнулся ангел, — любовь, действительно, изобретение бога. Только вот любовь — это чувство взаимное и вольное. Другими словами, нельзя человека заставить любить. И я не могу этого сделать. Вот в чем проблема.
— Так ты мне не любовь дай, а человека с любовью ко мне! Человек — это тоже его рук дело, так ведь?
— Да, но он создавал человека свободным. Таким, чтобы он был волен делать то, что ему самому хочется. Заставить человека любить кого-то — это неправильно и не в моих силах. И, кстати, даже не в его, — добавил ангел.
— Да у тебя на все отговорка есть! — недовольно пробурчал Михаил, — хорошо, тогда сделай меня счастливым. Чтобы я ни в чем не нуждался.
— Вот вы правильно говорите — «чтобы я ни в чем не нуждался». Дело в том, что счастье — это такое состояние души, когда у человека есть все, что ему необходимо и больше ничего не нужно. Я этого тоже дать не могу. В моих силах только помочь вам сделать так, чтобы вы получили то, с помощью чего вы бы стали счастливым. Я понятно выражаюсь?
— Не сказал бы, что прям очень, но принцип мне понятен. Нужно не счастье просить, а то, что сделает меня счастливым. Ясно.
— Абсолютно верно, — обрадовался ангел.
— О! Смотри! Давай ты мне дашь, к примеру, стадо коров, голов так, тысячу. Они ж божьи создания? Божьи. А я уже сделаю себе ферму, буду заботиться о них, людей найму. Будем молоко продавать, других людей кормить и радовать. И мне прибыль, и людям хорошо, и тебе подходит.
— Нет, так тоже нельзя. Бог их создавал, как и людей, свободными и никому не принадлежащими. Так что, я никак не могу тебе их дать в собственность.
— Вот ты достал уже, а! Что не скажешь, все не так! Давай тогда мне жизнь еще одну запасную! Так можно?
— Никак нельзя. Жизнь, она, как бы сказать… В базовую комплектацию входит при рождении. И она одна. Так задумывалось изначально и менять я ничего не могу.
Михаил резко встал со скамейки.
— Знаешь что? С тобой весело, конечно, но мне уже домой пора. Так с тобой можно всю ночь сидеть и ничего не придумать. У тебя на все, что я загадываю, отговорки есть.
Велосипедист тоже встал и схватил Михаила за руку.
— Я же вас попросил! Помогите мне, а я вам дам все, что вы захотите. Единственное что, нужно подумать, чтобы это подходило по условиям. Поймите меня, не я же их придумывал!
— Да отстань ты от меня! Переехал и переехал. Ничего страшного. Ничего мне от тебя не нужно. Все, до свидания!
— Что ж вы за человек! Я же дал вам обещание в самом начале разговора. Если я его не выполню, еще хуже мне будет! Так хоть понижением отделаюсь, а невыполненное обещание — сразу увольнение! — ангел заметно волновался.
— Ну вот сам и придумай что-нибудь. А мне с тобой в загадки играть уже надоело!
— То есть, вы передаете право на выбор компенсации мне?
— Да, тебе. Ты ж лучше знаешь все эти правила. Все, мне пора. Пока.
Михаил махнул рукой на прощанье и направился вдоль аллеи домой.
— Ну что ж… Это конечно не очень облегчает задачу, но все же есть некоторые варианты, — сам себе сказал ангел и подошел к, лежащему на асфальте, велосипеду. Не спеша подняв его, он уселся на сидение и, оттолкнувшись ногой, принялся крутить педали. Проехав мимо лежащего на земле Михаила, он пожал плечами и усмехнулся.
— Не хочешь думать сам, за тебя другие подумают. И пусть мне в отделе кто-нибудь скажет, что смерть придумал не наш начальник. Так что, все условия соблюдены.
Ангел выехал из парка и поехал в пункт проката велосипедов. Ему нужно было успеть до закрытия.

© Евгений ЧеширКо

Нет комментариев
Добавить комментарий