Короткие рассказы

Димка и его Страхоеды

Димка резко выдохнул и поставил ботинок на первую ступеньку переносной деревянной лестницы, приставленной к стене дома. Ее верхний конец упирался точно в край жестяного листа, которым был обит вход в это чистилище, в это адское пекло, в обитель первородного зла и хранилище самых ужасных кошмаров человечества - вход на чердак.

Димка судорожно сглотнул и принялся отряхивать майку от несуществующей пыли, пытаясь хоть немного потянуть время перед своей вполне возможной смертью, принявшей весьма явные очертания. В принципе, он мог в любой момент передумать - никто не стоял за его спиной, никто не подгонял и не посмеивался над его неуверенностью. Не было никакой необходимости лезть в эту преисподнюю, но это было не в характере Димки. 

Третий закон Волшебства

Последнего Чародея я видел, когда мне было шестнадцать лет. Мы встретились с ним совершенно случайно. В тот воскресный день я прогуливался по парку. Несмотря на выходной, в парке было немноголюдно. Скорее всего из-за черного неба, сильного ветра и срывающегося дождика, каждую секунду грозившего превратиться в ливень. Чародей сидел на скамейке и развлекал себя тем, что заставлял опавшие листья снова подниматься с земли к своим веткам. Он был настолько увлечен своим занятием, что заметил меня уже тогда, когда я подошел к нему почти вплотную. 

Чайка и баркас

Старый баркас понимал, что доживает последние годы своей жизни. Да и жизнью его существование было сложно назвать. Пару лет назад люди вытащили его на берег, да так и оставили догнивать - никому не нужного и всеми забытого. Как известно, корабли погибают не в море, корабли умирают на берегу. И нет более печальной кончины для них, чем смерть на суше.

Первое время баркас думал, что его оставили здесь ненадолго. Вот пройдет несколько дней и на горизонте появится его друг - буксир, он вытащит его в море, снова расправится белоснежный парус на его мачте, а на палубе опять послышатся грубые, но такие родные словечки моряков. И снова он навалится фортштевнем на податливую волну, разрезая ее на две части и оставляя за собой пенный след. Но буксир не появлялся, мачта уже почти сгнила и держалась на одном честном слове, а на палубе хозяйничал молчаливый и угрюмый ветер. 

Сказ о Непобедимце

Жил да был на Руси-Матушке Богатырь один непобедимый. Так его и звали - Непобедимец. До первой седины дожил, а ни разу поражения за свою жизнь так и не изведал. Куда бы ни шёл он, везде его победа ждала. Пойдёт траву косить - ненароком целую ораву супостатов посечет. Надумает кузнечиков на рыбалку наловить - Змия Поганого в сачок поймает. Подушку решит перед сном взбить - соглядатая вражеского под ней обнаружит, да бока ему намнет. До того устал он побед своих, что закручинился, да затосковал тоскою смертною. Мол, помирать скоро, а что такое неудача, так за свою жизнь и не почувствовал ни разу. А тут сосед, Митька Краснобай, прознал про беду его, пришел в гости к Богатырю, да и говорит:
- Ты, воин, не печалься, да не тоскуй почём зря. Ты лучше к Старцу сходи, что на окраине живет, да спроси у него совета. Он по этому делу мастак. Глядишь, и подскажет чего путного. 
Посидел Богатырь, подумал немного, да и отправился Старца этого искать. 

Зеркало

- Разбей! Разбей это проклятое зеркало!

***
Я не видел своего лица уже около года. Я не знаю, как я выгляжу и какая у меня сейчас прическа. Первое время я брился наощупь, а когда мне надоело стирать кровь от порезов со своего лица, я бросил это занятие. Я решил, что иногда буду просто обрезать свою бороду ножницами, но потом я перестал делать и это. 

В моем доме нет ни одной отражающей поверхности. Год назад я выбросил все зеркала кроме одного, продал телевизор, окна затянул тканью и даже вытащил все стеклянные вставки из шкафов и тумбочек. Помимо всего этого, на помойку переехали все металлические детали интерьера. Я ем из глиняной посуды деревянной ложкой, я одеваюсь в одежду без застежек и пуговиц, в моем доме не осталось ничего, способного отражать.

Я редко выхожу на улицу. Витрины магазинов, окна припаркованных автомобилей, пустые бутылки и даже глаза людей... Я не хочу ничего этого видеть.

Быть

- Нет никакого Бога.
Да, именно так он и сказал: "Нет никакого Бога". Потом он закинул ногу на ногу и почесал основание левого рога, который торчал из мохнатой головы. Я как сейчас помню его хитрый взгляд, который он иногда бросал в мою сторону, развалившись в моем кресле. С момента той встречи прошло уже несколько лет, но мне до сих пор кажется, что в моей квартире остался тот едкий запах серы. Он то и дело врывается в мои ноздри еле уловимым воспоминанием, но вполне возможно, что я просто себя накручиваю.

Голоса

- ИДИ!

Фраза прозвучала настолько отчетливо и громко, что Виталий даже расплескал чай из кружки, с которой он удобно устроился в кресле перед телевизором. Дотянувшись до своего смартфона, он разблокировал экран и уставился на иконки. Ни на одной из них не было видно значка нового уведомления.

Закон Тринадцати

- А потом он всех съел, а люди еще долго находили детские головы, разбросанные по лесным опушкам. И на каждой голове был его знак - буква "Г", которую он выцарапывал своим длинным страшным когтем. Прямо на лбу.
Мальчик закончил свою историю и обвел присутствующих торжествующим взглядом. Судя по лицам друзей, его история впечатлила их гораздо больше других. Ребята замолчали и принялись украдкой поглядывать в сторону леса, темной стеной возвышавшегося в самом конце улицы.

Труба

- Что здесь у вас?
Молодой сержант полиции вышел из служебного автомобиля и подошел к небольшой группе людей, столпившейся у проходной городской котельной.
- Да псих какой-то пытался на территорию пробраться, - ответил один из зевак, одетый в синюю спецовку и, судя по принту на спине - работник предприятия.
Сержант нахмурился. 
- Ну и вызвали бы скорую, чего нам-то звонили?
- Может пожарных еще вызвать? - огрызнулся работник, - у нас объект режимный вообще-то, а тут какой-то сумасшедший у проходной. Кричит что-то, камнями бросается через забор... Кого нам вызывать?
- Да скорую тоже вызвали, - вклинился в разговор еще один работник, - видно же, что не в себе дед.
- Дед? - сержант покачал головой и тяжело вздохнул, - ладно, где этот ваш террорист?
- Да вон, на скамейке сидит у проходной. Еле угомонили его.

К чертовой бабушке

- Изыди, адское отродье! Отправляйся в свою геену огненную, чтоб я тебя больше не видел здесь никогда, бес проклятый! Провались к чертям собачьим, нечисть рогатая, душегуб вонючий!

Именно такими словами приветствовал беса Аскольда молодой неопытный священник, которого вызвали на дом к Елизавете Павловне Фроловой, в которую, собственно, и вселился вышеназванный обитатель потустороннего мира. Крики экзорциста разбудили Аскольда, мирно похрапывающего где-то между печенью и желудком гражданки Фроловой. Приоткрыв левый глаз, он широко зевнул и, зацепившись мохнатыми лапами за пищевод, подтянулся к глазам, чтобы взглянуть на креативного священника. Тот разошелся не на шутку.

- Асмодей поганый, чтоб тебе пусто было! Чтоб у тебя рога внутрь расти начали! Проваливай из бедной женщины! Оставь ее в покое, ирод треклятый! Окстись, кровопийца малообразованная!