Тэг: Сказка

Сказка о Повелителе Ветра

Пару лет назад на крыше дома одного благородного семейства появился новенький флюгер. Металлическая птица, покрытая золотистой краской, резво вертелась во все стороны света, указывая своим блестящим клювом направление ветра. Фигурка была выполнена столь искусно, что порой казалось, будто сейчас она взмахнет крыльями и взметнется в небо, наслаждаясь непередаваемым чувством полёта и свободы. Но флюгер никуда не собирался улетать. Он честно выполнял свою работу и каждый день мысленно благодарил людей за то, что именно ему они доверили такое важное дело. Он часто ловил на себе восхищенные взгляды владельцев дома и обычных прохожих. Казалось, что в эти моменты золотистый клюв поднимался ещё выше, а металлические перья ещё ярче блистали на солнце.

Сказка длиною в жизнь

- И жили они долго и счастливо, - старик закончил свой рассказ и подмигнул своему внуку.
- Какая-то неинтересная сказка, если честно, - пожал плечами внук, - расскажи какую-нибудь другую.
- Почему же она показалась тебе неинтересной? - усмехнулся старик.
- Мне вообще сказки не очень нравятся, - поморщился внук, - потому что в них рассказывают только самое хорошее, а плохое убирают! Это неправда. А неправду говорить нельзя. Вот ты говоришь, что жили они долго и счастливо. А разве так бывает? Неужели они ни разу не поссорились? - внук заерзал на скамейке и, прищурив правый глаз, посмотрел на деда.
- Бывает. Правда, очень редко.
- Ну вот. Тогда почему не говорят: "Жили они долго и счастливо, но иногда ссорились. Один раз очень сильно поссорились и не разговаривали аж три дня"? - не унимался внук, - почему так не говорят, а?

Сказка о Чернокнижнике-Подкаблучнике

Чернотроп не был тем самым показательным чернокнижником из страшных историй, которые обычно рассказывают у костра, после того, как стемнеет. Да и звали его на самом деле Гришей, а никаким не Чернотропом. Просто когда он решил стать колдуном, то справедливо заметил, что "Колдун Гриша" звучит совсем не впечатляюще. Именно поэтому он и придумал себе новое имя. Наверное, он попытался вложить в него как можно больше загадочности, страха и мистики. Сам он считал, что это получилось.

Сказка не совсем о любви

Взмахнув еще раз огромными крыльями, Змей опустился на землю и широко зевнул.
— Бдишь? — обратился он к старушке, которая, удобно расположившись на траве, задумчиво смотрела на Мост.
— Ты чего так долго? — оживилась она, — обед уже полчаса назад закончился.
— Уснул, — виновато потупился Змей и попытался перевести тему разговора, — Смородинка сегодня чего-то неспокойная. Буря, наверное, будет.
— Еще раз опоздаешь, будешь здесь круглосуточно дежурить, — Яга покосилась на Горыныча и снова принялась рассматривать Калинов Мост, — я тут думаю. Ты не знаешь, почему женщин в вурдалаки не берут? Там же одни мужики вроде.
— А я откуда знаю? — пожал плечами Горыныч, — наверное, потому что ресницы и брови отваливаются у них. Красить нечего, вот им там и неинтересно.
— Вот ты как чушь какую-нибудь ляпнешь, хоть стой, хоть падай, — махнула рукой Яга.
Змей хотел что-то ответить, но его внимание привлек силуэт человека, приближавшегося к ним с их стороны.

Сказка о Кузнеце и Бесе

Себастьян был настолько неудачливым бесом, что умудрился вселиться в кузнеца второго разряда Илью Михайловича Косыгина. Нет, нельзя сказать, что кузнец был плохим человеком или, что у него была плохая профессия. Конечно же нет. Просто он был человеком старой закалки и все новое ему давалось с трудом. Вот и новый житель его, прости господи, эго, никак его не радовал. Можно даже сказать, что он его не воспринимал, как часть себя. А следовательно, иногда вел с ним беседы.
Бывало, сядет у себя возле мастерской на скамейку, да и начнет разговор.

Сказка

Богатырь поправил шлем и слегка натянул поводья. Конь остановился моментально. Немного посидев в седле, щурясь и беззвучно шевеля губами, богатырь вздохнул и принялся спускаться на землю. Наконец ему это удалось.
— Никуда не уходи, понял? — обратился он к коню, обрадовавшемуся остановке и, сразу же опустившему голову к земле, в поисках зеленой травы.
Еще раз поправив сдвинувшийся на затылок шлем, он подошел к камню.
— Так, что тут у нас? — еле слышно прошептал он, — налево пойдешь — коня потеряешь.
Богатырь обернулся и посмотрел на своего спутника.